ЛУАНДА (Luanda), СТОЛИЦЫ АНГОЛЫ. Часть 4

ЛУАНДА (Luanda), СТОЛИЦЫ АНГОЛЫ

25.07.2015

Окраины

Пригороды (и окраины) Луанды представляют собой огромный бомжатник. Здесь это называется «мусекеш» (самовольное строительство халуп в отсутствие водопровода и канализации). В таких кварталах, прямо как у нас, процветают пьянство, воровство и мордобой. Скудненький ассортимент товаров на прилавках, где торгуют все кому не лень. Особую социальную категорию составляют бывшие воины с оторванными конечностями. В условиях африканского антуража, черных лиц и современных машин есть ощущение некоей мутации послевоенного СССР.

Это не лицо Луанды, это ее задница. Собственно, это все — беженская лимита, приехавшая сюда из-за безысходности. А лицо там, на набережной 4 февраля. Причем аналогии с Рио опять же уместны — наркоманские фавелы бразильского мегаполиса по духу такие же, как луандские «мусекеш».

На северной оконечности бухты Бенго находится современный глубоководный порт (2740 м, 17 глубоководных причалов, состоит из нефтяного терминала, рыбных причалов и плавучего дока). Ко всему прочему, здесь еще и нефтеперерабатывающий завод. Совсем близко международный аэропорт. Официально трансфер в город не предусмотрен — ни такси, ни автобусов. Он просто, как это водилось у нас при позднем социализме, отдан на откуп калымщиков. Споры о тарифе начинаются от $15 и сбрасываются порой до $5.

В северном районе, на склонах холма над океаном, расположен и рынок Роке Сантейру (Roque Santeiro). Он возник в смутное время конца 1980-х годов, когда в Луанде с тревогой следили, что же, ети его так, делает в Москве Горбачев? У нас уже прошла реформа, ликвидировали, можно сказать, бандитизм, практически легализовав его... А здесь, наверное, все впереди. Во всяком случае, у нас таких рынков уже нет. Может, во время расцвета рэкетирских бригад и были, а сейчас нет. Здесь орудует ворье, причем не особо пугаясь, если схватят за руку. Выхватит в ответ пистолет или нож... А воевать здесь, слава богу, научились за 30 лет. Ужасная толчея на огромном пространстве, продается все, что угодно, от лекарств и продовольствия до алмазов, наркотиков и оружия.

На востоке столицы расположился индустриальный район Виана (Viana). Промышленность Луанды дает 50 % общего ангольского вала и представлена переработкой кофе, текстилем и множеством фабрик пищевой индустрии. Еще подальше — пригородные хозяйства, снабжающие Луанду фруктами и овощами.

К югу от форта Сан-Мигель, где кончается цивилизованная набережная, начинаются «мусекеш». Посреди всего этого отстоя высится оригинальное сооружение в виде этакой иглы, устремившейся в небо. Это незавершенный мавзолей Агостиньо Нето. Его принялись строить, как только гроб с телом ангольского президента прибыл из Москвы. Не достроили до сих пор. Правда, теперь это будет уже не мавзолей, а просто Дворец народа.

В 1992 году родственники Нето попросили душ Сантуша больше не выпендриваться, а похоронить первого президента по-человечески. Просьбу удовлетворили. Но все же похоронили Нето не как всех, а выбрали место на площади 1 мая, проявив таким образом свое уважение. А что, помимо всего прочего, неплохой поэт был, говорят!

Южный пригород Футунго (Futungo) приютил ремесленный рынок (там, помимо горшков, ведер и тому подобного барахла, продаются музыкальные инструменты, а местные музыканты часто устраивают сейшены на открытом воздухе) и президентскую дачу «Футунго де Белаш».

Правительство Тульской области
Министерство культуры и туризма Тульской области
ГАУ ТО «Центр информационных технологий»